0.00
7 читателей, 177 топиков

Зігрій солдата

РЯТУВАЛЬНЕ КОЛО: чого і від кого ми очікуємо в новому уряді

Нарешті все це закінчилося. Майже рік влада невтомно знаходила пояснення неспішності й нерішучості. «Давайте спочатку переживемо президентську кампанію. Парламентські вибори. Створення коаліції. Формування уряду. Розподіл посад у комітетах Верховної Ради».

Пережили. Вижили. Тепер обіцянки «жити по-новому» зобов'язані наповнитися конкретним змістом.

Чи здатен вистражданий політиками уряд запустити багатостраждальні реформи?

Дуже скоро ми дізнаємося, чи виправдає нова виконавча влада очікування країни. А поки що ми вирішили допомогти читачам DT.UA розібратися, чого можна й треба очікувати від кожного конкретного члена уряду. Спробувати встановити рівень його компетентності у довіреній сфері. А також рівень його можливої залежності від чужих інтересів, які далеко не завжди збігаються з інтересами державними.

Саме від цих обставин насамперед залежатиме, чи впорається уряд із поставленими перед ним завданнями. Вирішувати які йому доведеться, мабуть, у найскладніший період новітньої вітчизняної історії.

Коло людей, покликаних очолити операцію з порятунку держави, визначено. Але покладатися тільки на них було б нечесно. Вони потребують і нашого контролю, і нашої підтримки не менше, ніж ми потребуємо їхніх сумлінності та професіоналізму. Ми в одному човні, який протікає, проте залишається на плаву. І порятунок — справа наших рук. Наших спільних зусиль.

Ось чому ми й вирішили допомогти членам Кабінету розібратися в тому, що на них чекає.

Самим же членам Кабінету ми вирішили допомогти розібратися в тому, що їх очікує. Не секрет — далеко не кожен міністр може похвалитися досвідом перебування при владі, не кожен у деталях знає структуру й специфіку відданого під його опіку відомства. Дехто навіть недостатньо уявляє суворі вітчизняні реалії.

З цією метою ми й пропонуємо урядовим мужам та дамам корисну довідкову інформацію. Про тіньові схеми, які використовуються в їхніх міністерствах і підлягають (на наш погляд) рішучому знищенню. А також про першочергові кроки, на які (наскільки ми розуміємо) повинні негайно наважитися реформатори-неофіти.

Докладніше читаємо тут.

Русская версия — тут.

Рецепт для паникеров

Продолжается информационная война

Против Украины продолжается информационная война. То, что Путин не смог сделать оружием, теперь пытаются сделать его пропагандоны через информационное пространство. Сначала были панические «Все пропало» и «Нас сливают!». Затем недовольство народа начали раскачивать через тему, что все политики продажные и все продается, а армия развалена. Продажных много, но вот Родина и честь, для нормальных людей бесценны. А таких в Украине большинство. Следующим этапом пошли вбросы на тему языка. Эту тему когда-то качали рыги, а тут мелодию подхватили кремляди. Теперь новый виток — антисемитизм. Антисемитская карта — это один из классических инструментов КГБ, чьим порождением является Путлер. Но это лишь очередная карта. Не последняя. Он и его свора будут делать все, чтобы еще больше взбаламутить народ, разъединить гражданское общество и расшатать власть. А затем поставить на высшие должности своих людей. Самое грустное, что власть, частью которой являюсь и я, в лице правительства, президента и парламента этому не только не противостоят, но такое ощущение, что и подыгрывают.
 
У меня личная просьба к блогосфере. Не делайте бездумный перепост, не уподобляйтесь вате. Анализируйте, думайте, размышляйте. Не поддерживайте панические посты своими лайками, коментами и перепостами. Просто помните, что мы сейчас в глубокой яме. И чтобы выбраться оттуда надо надеяться на помощь друг-друга и взаимовыручку. По одиночке не выкарабкаться. А власть мы с моими побратимами вразумим. Она видимо не понимает своей ответственности перед обществом, перед будущим, перед историей. Ничего. Мы поможем ей осознать все это. Но без помощи обычных украинцев мы бессильны. Так что давайте вместе выбираться из этой ямы. И не стоит радовать наших врагов. Мы победим!
 
Слава Украине!

© Borislav Bereza 

Это наведенный бред. Индуцированный бред. Не надо по бреду делать выводы.

Самая лучшая кнопка на любом приборе это кнопка выкл. Это самая волшебная красная кнопка, которая решает подавляющее большинство проблем. То есть это как, грубо говоря, если вы находитесь в чумном городе, не надо грязными руками все хватать и потом руки в рот совать. Правила санитарии, гигиены.
 
Если говорить о людях, которым вы не можете просто нажать кнопку, например, родители и так далее, то понятно, что так работает не всегда. Надо отдавать просто себе отчет, что люди подвергаются насилию. Эмоциональному насилию, информационному. Насилию, сделанному достаточно мастерски, массированно. И в этом месте очень важно, что у них состояние человека, который был эмоционально изнасилован. И надо делать на это скидку, надо это учитывать. Не надо на полном серьезе с ними это обсуждать, не надо на полном серьезе делать выводы, что они идиоты из-за того, что не могут сложить два и два. Люди уязвимые, человеческая психика уязвима. Ее можно изнасиловать так же, как можно изнасиловать человеческое тело. И все, что мы можем помочь близким это хотя бы, если возможно, чтобы они не погружались в это. То есть если это родители пожилые, то как-то позаботиться о том, что у них было другое содержание в жизни, не телевизорное. Лучше предложить сходить погулять с ними. Или попросить их погулять с внуком. Или сходить с ними в кино или музей. Только так. Ну и не делать выводов, потому что сейчас очень многие отношения рушатся… 
 
Потому что люди делают выводы, очень далеко идущие. На основании того, что человек несет после этих актов изнасилования. А не надо делать выводы. Это наведенный бред. Индуцированный бред. Не надо по бреду делать выводы.
 
Я приведу такую аналогию с ребенком. Ребенок у вас маленький, трехлетний или пятилетний и он вам закатывает истерику, например, потому что боится заходить в кабинет медсестры сдавать кровь из пальца. И вот он орет, рыдает, упирается. Потому что ему дико страшно, ему кажется, что это конец света. Что он никогда этого не перенесет. И вот он в этом состоянии. В этот момент что-то ему рассказывать про пользу сдачи анализов и про то, что…
 
Это бесполезно. В этот момент нужно его обнять, утешить, пожалеть. Пообещать все, что угодно. Дать конфету, чтобы отвлечь. А в этот же день можно вечером или когда идете из поликлиники, он уже не плачет, спокойно взять его на руки, когда он не орет и спокойно поговорить, что вообще анализы берут для того-то. Вот посмотри, уже зажило и так далее. 
 
– Он поймет? 
 
Когда он в спокойном состоянии, поэтому я не говорю, что вообще нельзя об этом говорить, но когда ваша мама или кто-то только что выключил телевизор и у него квадратные глаза и она говорит какой ужас, эти бандеровцы распинают мальчиков и так далее. А когда та же мама, вы с ней погуляете в парке, и она будет в спокойном доступном состоянии, в этот момент можно сказать, вряд ли вот так распинают, а вся площадь взрослых людей спокойно смотрит. Ну чего-то маловероятно.
 
– А вот есть люди, мне кажется, что их точка зрения тоже правильная. Они вообще не хотят общаться с друзьями и родственниками на эту тему. У них табу. 
 
— Это разумно. Если вы хотите сохранить эти отношения. Все-таки это измененное состояние сознания, это как бы не подлинный этот человек и надо дать время, чтобы это ушло. Это уйдет. Это не будет долго. Все мобилизационные истерики они длятся…
 
– А сколько это длится?
 
— По опыту предыдущих войн от 6 до 12 месяцев. Другой вопрос, что после этого наступает очень тяжелое состояние, потому что идет выброс безумный энергии. Идет концентрация мобилизации этой ненависти и потом это сменяется нервным истощением, депрессией. И ухудшением здоровья. Потому что, что сейчас происходит. Сейчас люди живут постоянно в ситуации стресса, который не находит никакого выхода. То есть они сидят несчастные пенсионеры у себя на дачах, их каждый день накручивают бессильной ненавистью. К карателям, которые истязают мирных жителей. А ты сидишь тут, это все никуда не денется, к сожалению. Это все потом обернется сердечно-сосудистыми заболеваниями, онкологическими и все прочим.
 
Почему я говорю о пенсионерах, потому что очень часто, если нет каких-то других занятий в жизни, они очень сильно увлекаются. Они смотрят каждый час эти новости и так далее.
 
Цель – чтобы была девальвация правды как таковой. Вспомните ситуацию с самолетом упавшим. Когда одновременно было выброшено 225 версий, в том числе какие-то совершенно запредельно фантастические. Смысл не в том, чтобы вы поверили с какую-то конкретную из них, в какие-то заранее посаженные трупы из сериала «Шерлок», а чтобы выложить вам такое количество версий, так вас засыпать аргументами, вот же фотографии. И понятно, что через три дня все докажут, что на этих фотографиях все не то что-то про них написано. И так далее. Но до этого вы, скорее всего, не дойдете. На вас выбросят такое количество версий, что вы скажете, ой, да никогда в жизни там не разберешься. Да никогда мы не узнаем, что было на самом деле.
 
Полный текст читаем здесь.

А о "мы же братья" подумайте лучше вы...

Второй день мысли мои парализованы письмом девушки Даши из Москвы. Письмо лежало в папке «Другое», где я его вчера и обнаружила. Даша живёт в Москве — и написала мне, чтобы сказать, что она, Даша, категорически не понимает, за что все так не любят Путина.
Читать дальше →

Любить и не спрашивать, за что…

Он написал: «Люди тут не понимают: почему нужно любить Украину только за то, что она есть». Блогер из оккупированной Горловки, назвавшийся Егором и предупредивший, что имя вымышленное.

Судя по всему, он (или они) не идейный ватник. Но и не патриот-укроп. Это доводы интеллигента, пытающегося смириться с перспективой жить во владениях Беса и обосновать свое решение. Обида легче всего оправдывает измену.

Он обвиняет нас во многом, порой, справедливо, чаще нет. Но дело не в нем, а в вопросе. «Можно ли любить Украину только за то, что она есть?»

А если этого мало, то за что же тогда стоит любить Родину?

Детский вопрос. И он застал врасплох.

Любовь к Родине феромонами не объяснишь. И зовом крови — тоже.

Если ты не этнический украинец, не родился здесь и не носишь вышиванок, то чем объяснить ту боль, которой отзывается каждый шаг оккупанта по земле Украины? И каждый самый отдаленный и бесполезный блок-пост, оставленный нашими десантниками? И аэропорт, который уже и не аэропорт даже, а каменоломня — но щемяще «свой», как пепелище родного дома?
Что это за чувство такое?

Каким-то шестым чувством, даже не понятно каким, Украина ощущается как живое одушевленное существо. Чье тело — земля, а душа — люди.

И когда Путин предлагает нам «не цепляться за какую-то там деревню, понимаете, это бессмысленно», разве это не то же, что предложить рубить пальцы: «чего за них цепляться»?

Больно ли когда рубят пальцы? Спросите наших волонтерок, прошедших в плену у бандитов ад этих пыток. Больно. И когда душу ее — людей наших мучают и казнят — тоже больно. Всем нам.

Наверное, любовь без боли невозможна?

И ведь что самое тяжелое: защищая землю, теряем людей, а пытаясь сберечь людей — отдаем на попрание землю. За тело — душу, за душу — тело. Это как резекция сердца. Как лоботомия смысла.

Когда включаешь мозги, понятно: нужен мир. Хоть какой-то. Нужна гарантия от расползания гангрены на запад. А значит, надо провести черту, построить стену, оцепить проволокой, окопать окопами… И выбросить из головы? Смириться? «За что любить Донецк? Только за то, что он есть?» Так он же не «наш»? На эту зиму, во всяком случае.

«Я съездила в Донбасс — и еще раз убедилась, что Донбасс — украинский! — пишет в ФБ известная волонтерка Варя из Москвы (побывавшая недавно и в Донецке, и в Луганске, и в Горловке).- Это ваша, украинцы, земля, и ваши люди на ней живут… А среди них за Украину оказалось гораздо больше, чем я думала до этого. Большинство! Только они сейчас в оккупации, и им рот заткнули. Чего им не хватает — это признания украинцами их СВОИМИ…»

Деревеньки, кварталы, улицы, дома, огороды. Старички, старушки, сердитые на нас и ждущие нас, как ангелов, там, за «горизонтом событий» черной путинской дыры. И даже те, кто хоть и сомневается, но их сердца и аорты еще не зашлакованы ватой… И «партизаны Донбасса», не обещающие оккупантам легкой жизни. И «киборги». Волонтеры. Патриоты, раскрашивающие по ночам город. Все это — часть Украины. Борющаяся и страдающая.

Крик души. Оттуда. «У меня единственная просьба: пожалуйста, пришлите в Донбасс пару миллионов доз цианистого калия. Для всех, кто устал надеяться на освобождение и на помощь от своего государства. Всё равно вы от нас избавились — так проявите милосердие и избавьте нас от мучений»,- парень из Донецка. Черный юмор.

Его уговаривают уехать из города, продолжать борьбу «извне». Он отказывается: «Донецк — моя последняя и единственная любовь. Звучит пафосно, но это так. Как можно жить, зная, что с любимым городом случилась такая беда? Как можно его бросить?»

Действительно ли этого парня зовут Данил? Журналист ли он, как пишет? Не знаю. Но слова его трогают: «Я верю, что рано или поздно (скорее, рано) Донецк вновь станет украинским. Я верю, что вы, дорогие друзья, сможете его отстроить. Но меня, увы, не покидает чувство, что я приговорен. Либо до меня всё-таки доберутся выродки — либо я сделаю это сам. Поэтому, если однажды вдруг я исчезну на несколько дней — значит, пора. Поставьте, пожалуйста, свечку».

Может их там меньшинство. Таких, кто не спрашивает, почему он должен любить Украину. Потому, что необъяснимо и беззаветно любишь тогда, когда чувствуешь, что можешь потерять. Может быть, таких там ничтожное меньшинство. Но они плоть от плоти и кровь от крови Украины. И пока они есть, мы не можем не обещать вернуться. Ведь правда?

«Стоит ли любить Донбасс только за то, что он часть Украины?»

Ответ мы знаем.

Евгений Якунов. Киев.

Волонтер із Норвегії допомагає українським танкістам

Колишній норвезький військовий Arnstein Tranøy організував збір коштів серед співгромадян для закупівлі необхідної амуніції третьому окремому танковому батальйону «Звіробій», який виконує зараз завдання на Донбасі.

Арнштейн – сам колишній танкіст, через знайомих в Україні він вийшов на волонтерів, які допомагають «Звіробою» та домовився про приїзд з партією допомоги в Україну. В середині жовтня він, закупивши за власний кошт, привіз в Україну кілька бронежилетів, касок, шлемофонів, десятки наколінників, налокітників, тактичних рукавиць тощо, і передав їх бійцям «Звіробою» саме перед їх відправкою на Схід.

«Екскурсія» у військову частину, де дислокувалися танкісти, знайомство і тривала бесіда із заступником командира батальйону (ще кілька місяців тому директором успішної компанії) Олександром Буйволюком, дали Арнштейнові розуміння того, на якому рівні є забезпечення наших військових.

«Попри те, що це не добровольчий батальйон, а підрозділ Збройних сил України, окрім танків, зброї та боєприпасів від армії хлопці не отримали практично нічого. Навіть зимової форми. Все інше, що в них зараз є, – завдяки родичам та волонтерам в Україні», – написав після повернення в Норвегію Арнштейн Траней. І вирішив залучити до допомоги українським танкістам своїх земляків та інших європейців.

Для цього він на сайті розповів коротко про історію українських танкістів і попросив перераховувати гроші на їхні потреби. За зібрані кошти має намір закупити й особисто відвезти танкістам необхідне спорядження.

«У середині жовтня я привіз танкістам трохи спорядження – на 20 тисяч крон (близько 2400 євро) – це був мій вклад у допомогу Батальйону. Воно, звісно, хлопцям пригодилося, але його не достатньо і близько. Тож збираюся знову поїхати в Україну, але цього разу з вантажівкою амуніції. Кожне євро, яке вдасться зібрати, буде спрямовані на купівлю необхідного спорядження і транспортування його безпосередньо танкістам 3-го окремого танкового батальйону. Я особисто хочу передати їм його в руки, щоб переконатися, що допомога надійшла за призначенням», – написав норвезький волонтер.

В Україні допомогою 3-му окремому танковому батальйону «Звіробій» займаються волонтери з ініціативи «Танковий батальйон. Допомога».

© Львівська газета

Краще найменша допомога, ніж найбільше співчуття

Українців у Норвегії, запрошуємо вас 26 жовтня з 8 ранку до 20 вечора голосувати на позачергових парламентських виборах! Для вас працює виборча дільниця № 900064 за адресою Посольство України, Арбінс гате 4, 0253, м. Осло. Більше інформації тут.

Після голосування (з 13 до 18 години) Українці збираються в кафе Litteraturhuset, Wergelandsveien 29, 0167 Oslo для знайомства/спілкування, чаювання/кавування:) Щоб сісти до правильної компанії, шукайте в кафе прапор України!

УВАГА! Біля виборчої дільниці буде здійснюватись збір гуманітарної допомоги для українських захисників. Якщо ви хочете допомогти, найнеобхідніші речі зараз: зимові шкарпетки, рукавички (типу fleecehanske med vott), термобілизна, фліси. Пам'ятайте: краще найменша допомога, ніж найбільше співчуття.

Джерело