Это наведенный бред. Индуцированный бред. Не надо по бреду делать выводы.

Самая лучшая кнопка на любом приборе это кнопка выкл. Это самая волшебная красная кнопка, которая решает подавляющее большинство проблем. То есть это как, грубо говоря, если вы находитесь в чумном городе, не надо грязными руками все хватать и потом руки в рот совать. Правила санитарии, гигиены.
 
Если говорить о людях, которым вы не можете просто нажать кнопку, например, родители и так далее, то понятно, что так работает не всегда. Надо отдавать просто себе отчет, что люди подвергаются насилию. Эмоциональному насилию, информационному. Насилию, сделанному достаточно мастерски, массированно. И в этом месте очень важно, что у них состояние человека, который был эмоционально изнасилован. И надо делать на это скидку, надо это учитывать. Не надо на полном серьезе с ними это обсуждать, не надо на полном серьезе делать выводы, что они идиоты из-за того, что не могут сложить два и два. Люди уязвимые, человеческая психика уязвима. Ее можно изнасиловать так же, как можно изнасиловать человеческое тело. И все, что мы можем помочь близким это хотя бы, если возможно, чтобы они не погружались в это. То есть если это родители пожилые, то как-то позаботиться о том, что у них было другое содержание в жизни, не телевизорное. Лучше предложить сходить погулять с ними. Или попросить их погулять с внуком. Или сходить с ними в кино или музей. Только так. Ну и не делать выводов, потому что сейчас очень многие отношения рушатся… 
 
Потому что люди делают выводы, очень далеко идущие. На основании того, что человек несет после этих актов изнасилования. А не надо делать выводы. Это наведенный бред. Индуцированный бред. Не надо по бреду делать выводы.
 
Я приведу такую аналогию с ребенком. Ребенок у вас маленький, трехлетний или пятилетний и он вам закатывает истерику, например, потому что боится заходить в кабинет медсестры сдавать кровь из пальца. И вот он орет, рыдает, упирается. Потому что ему дико страшно, ему кажется, что это конец света. Что он никогда этого не перенесет. И вот он в этом состоянии. В этот момент что-то ему рассказывать про пользу сдачи анализов и про то, что…
 
Это бесполезно. В этот момент нужно его обнять, утешить, пожалеть. Пообещать все, что угодно. Дать конфету, чтобы отвлечь. А в этот же день можно вечером или когда идете из поликлиники, он уже не плачет, спокойно взять его на руки, когда он не орет и спокойно поговорить, что вообще анализы берут для того-то. Вот посмотри, уже зажило и так далее. 
 
– Он поймет? 
 
Когда он в спокойном состоянии, поэтому я не говорю, что вообще нельзя об этом говорить, но когда ваша мама или кто-то только что выключил телевизор и у него квадратные глаза и она говорит какой ужас, эти бандеровцы распинают мальчиков и так далее. А когда та же мама, вы с ней погуляете в парке, и она будет в спокойном доступном состоянии, в этот момент можно сказать, вряд ли вот так распинают, а вся площадь взрослых людей спокойно смотрит. Ну чего-то маловероятно.
 
– А вот есть люди, мне кажется, что их точка зрения тоже правильная. Они вообще не хотят общаться с друзьями и родственниками на эту тему. У них табу. 
 
— Это разумно. Если вы хотите сохранить эти отношения. Все-таки это измененное состояние сознания, это как бы не подлинный этот человек и надо дать время, чтобы это ушло. Это уйдет. Это не будет долго. Все мобилизационные истерики они длятся…
 
– А сколько это длится?
 
— По опыту предыдущих войн от 6 до 12 месяцев. Другой вопрос, что после этого наступает очень тяжелое состояние, потому что идет выброс безумный энергии. Идет концентрация мобилизации этой ненависти и потом это сменяется нервным истощением, депрессией. И ухудшением здоровья. Потому что, что сейчас происходит. Сейчас люди живут постоянно в ситуации стресса, который не находит никакого выхода. То есть они сидят несчастные пенсионеры у себя на дачах, их каждый день накручивают бессильной ненавистью. К карателям, которые истязают мирных жителей. А ты сидишь тут, это все никуда не денется, к сожалению. Это все потом обернется сердечно-сосудистыми заболеваниями, онкологическими и все прочим.
 
Почему я говорю о пенсионерах, потому что очень часто, если нет каких-то других занятий в жизни, они очень сильно увлекаются. Они смотрят каждый час эти новости и так далее.
 
Цель – чтобы была девальвация правды как таковой. Вспомните ситуацию с самолетом упавшим. Когда одновременно было выброшено 225 версий, в том числе какие-то совершенно запредельно фантастические. Смысл не в том, чтобы вы поверили с какую-то конкретную из них, в какие-то заранее посаженные трупы из сериала «Шерлок», а чтобы выложить вам такое количество версий, так вас засыпать аргументами, вот же фотографии. И понятно, что через три дня все докажут, что на этих фотографиях все не то что-то про них написано. И так далее. Но до этого вы, скорее всего, не дойдете. На вас выбросят такое количество версий, что вы скажете, ой, да никогда в жизни там не разберешься. Да никогда мы не узнаем, что было на самом деле.
 
Полный текст читаем здесь.
  • avatar
  • 0

0 комментариев

Оставить комментарий