Любить и не спрашивать, за что…

Он написал: «Люди тут не понимают: почему нужно любить Украину только за то, что она есть». Блогер из оккупированной Горловки, назвавшийся Егором и предупредивший, что имя вымышленное.

Судя по всему, он (или они) не идейный ватник. Но и не патриот-укроп. Это доводы интеллигента, пытающегося смириться с перспективой жить во владениях Беса и обосновать свое решение. Обида легче всего оправдывает измену.

Он обвиняет нас во многом, порой, справедливо, чаще нет. Но дело не в нем, а в вопросе. «Можно ли любить Украину только за то, что она есть?»

А если этого мало, то за что же тогда стоит любить Родину?

Детский вопрос. И он застал врасплох.

Любовь к Родине феромонами не объяснишь. И зовом крови — тоже.

Если ты не этнический украинец, не родился здесь и не носишь вышиванок, то чем объяснить ту боль, которой отзывается каждый шаг оккупанта по земле Украины? И каждый самый отдаленный и бесполезный блок-пост, оставленный нашими десантниками? И аэропорт, который уже и не аэропорт даже, а каменоломня — но щемяще «свой», как пепелище родного дома?
Что это за чувство такое?

Каким-то шестым чувством, даже не понятно каким, Украина ощущается как живое одушевленное существо. Чье тело — земля, а душа — люди.

И когда Путин предлагает нам «не цепляться за какую-то там деревню, понимаете, это бессмысленно», разве это не то же, что предложить рубить пальцы: «чего за них цепляться»?

Больно ли когда рубят пальцы? Спросите наших волонтерок, прошедших в плену у бандитов ад этих пыток. Больно. И когда душу ее — людей наших мучают и казнят — тоже больно. Всем нам.

Наверное, любовь без боли невозможна?

И ведь что самое тяжелое: защищая землю, теряем людей, а пытаясь сберечь людей — отдаем на попрание землю. За тело — душу, за душу — тело. Это как резекция сердца. Как лоботомия смысла.

Когда включаешь мозги, понятно: нужен мир. Хоть какой-то. Нужна гарантия от расползания гангрены на запад. А значит, надо провести черту, построить стену, оцепить проволокой, окопать окопами… И выбросить из головы? Смириться? «За что любить Донецк? Только за то, что он есть?» Так он же не «наш»? На эту зиму, во всяком случае.

«Я съездила в Донбасс — и еще раз убедилась, что Донбасс — украинский! — пишет в ФБ известная волонтерка Варя из Москвы (побывавшая недавно и в Донецке, и в Луганске, и в Горловке).- Это ваша, украинцы, земля, и ваши люди на ней живут… А среди них за Украину оказалось гораздо больше, чем я думала до этого. Большинство! Только они сейчас в оккупации, и им рот заткнули. Чего им не хватает — это признания украинцами их СВОИМИ…»

Деревеньки, кварталы, улицы, дома, огороды. Старички, старушки, сердитые на нас и ждущие нас, как ангелов, там, за «горизонтом событий» черной путинской дыры. И даже те, кто хоть и сомневается, но их сердца и аорты еще не зашлакованы ватой… И «партизаны Донбасса», не обещающие оккупантам легкой жизни. И «киборги». Волонтеры. Патриоты, раскрашивающие по ночам город. Все это — часть Украины. Борющаяся и страдающая.

Крик души. Оттуда. «У меня единственная просьба: пожалуйста, пришлите в Донбасс пару миллионов доз цианистого калия. Для всех, кто устал надеяться на освобождение и на помощь от своего государства. Всё равно вы от нас избавились — так проявите милосердие и избавьте нас от мучений»,- парень из Донецка. Черный юмор.

Его уговаривают уехать из города, продолжать борьбу «извне». Он отказывается: «Донецк — моя последняя и единственная любовь. Звучит пафосно, но это так. Как можно жить, зная, что с любимым городом случилась такая беда? Как можно его бросить?»

Действительно ли этого парня зовут Данил? Журналист ли он, как пишет? Не знаю. Но слова его трогают: «Я верю, что рано или поздно (скорее, рано) Донецк вновь станет украинским. Я верю, что вы, дорогие друзья, сможете его отстроить. Но меня, увы, не покидает чувство, что я приговорен. Либо до меня всё-таки доберутся выродки — либо я сделаю это сам. Поэтому, если однажды вдруг я исчезну на несколько дней — значит, пора. Поставьте, пожалуйста, свечку».

Может их там меньшинство. Таких, кто не спрашивает, почему он должен любить Украину. Потому, что необъяснимо и беззаветно любишь тогда, когда чувствуешь, что можешь потерять. Может быть, таких там ничтожное меньшинство. Но они плоть от плоти и кровь от крови Украины. И пока они есть, мы не можем не обещать вернуться. Ведь правда?

«Стоит ли любить Донбасс только за то, что он часть Украины?»

Ответ мы знаем.

Евгений Якунов. Киев.
  • avatar
  • +1

0 комментариев

Оставить комментарий